Сельские жители.

Дагестанская область. Конец XIX – начало ХХ века. Лезгины

Современный Дербент по российским меркам город небольшой, но он является центром притяжения для переселенцев из горных районов Южного Дагестана и негласно считается его столицей.

К концу XIX века Дербент был самым крупным городом Дагестанской области, жители которого селились между крепостью и железной дорогой, проходящей вдоль моря. В этническом отношении город был очень пестрым. Ближе к крепостным стенам селились азербайджанцы, тогда называвшиеся кавказскими (закавказскими, адербайджанскими, азербейджанскими) татарами, преимущественно мусульманами-шиитами, в центре – армянская и еврейская общины, ближе к железной дороге – русские. Дербент был мультиконфессиональным городом, о чем свидетельствовало функционирование православных церкви и собора (последний снесен в 1938 году), армянского храма (в нем сейчас располагается краеведческий музей), инагоги и нескольких мечетей, одна из которых датируется VIII веком.

Вид на крепость. Дербент. Дагестанская область. 1880-е годы

Мужчина-хаджи. Дагестанская область.

Конец XIX – начало ХХ века. Лезгины

Достоверно определить этническую принадлежность запечатленных мужчин, в силу специфики использования термина лезгины в конце XIX – начале ХХ века, нельзя. Следует заметить, что в то время не только наименование групп населения было иным, но и существовало другое отношение к национальности (в первой переписи населения 1897 года эта категория не выделялась, собирались данные о конфессиональной принадлежности, языке и др.).

Для самих жителей Дагестана тогда гораздо значимее были локальное и религиозное самосознание.

Семья из поселка Мамедкала. Дербентский район.

Мамедкала – самый пестрый по национальному составу населения поселок Южного Дагестана. На работу в местный винодельческий совхоз им. Алиева съезжались выходцы из разных селений: азербайджанских, даргинских, лезгинских. Во взаимоотношениях сельчан здесь меньше, чем где бы то ни было в Дагестане, ощущается значение этнической принадлежности.

Малик по профессии – ювелир. Одни из самых выгодных для него заказов – свадебные, ведь сторона жениха должна подарить дорогие ювелирные украшения невесте и ее родственницам. Новые украшения нередко делают из старых, уже не считающихся модными изделий. Ювелиров считают знатоками и ценителями народного искусства, поэтому им нередко приносят старую дагестанскую утварь. Малик таким образом собрал целую коллекцию, теперь в его доме настоящий музей. Поселок Мамедкала

Молодая женщина. Дагестанская область.

Конец XIX – начало ХХ века. Лезгины В конце XIX – начале XX века женский костюм лезгинки состоял из длинных ситцевых платья-рубахи и штанов, надеваемой поверх них распашной одежды на подкладке, плотно облегающей верх фигуры и имеющей широкую нижнюю часть. В некоторых местах на платье-рубаху надевали короткий кафтанчик. Дополняли костюм украшения и пояс. На голове носили мешкообразный шуткъу, в который убирали волосы, и большой квадратный платок. Основным видом обуви лезгинок были богато орнаментированные шерстяные вязаные носки кемечар и чулки шаталар, которые женщины в домашних условиях носили без верхней обуви, подшив для практичности сафьяном. Поверх носков надевали кожаные поршни и калоши.

Дербент находится в стратегически важном месте – на узкой полосе равнины между морем и горами, являющейся удобным проходом между Северным и Южным Кавказом. С первого взгляда на город становится понятно, что он древний, но сколько же ему лет? В советский период было принято считать, что 2700 – этот возраст связывали, в первую очередь, с данными письменных источников античного периода. В начале 2000-х годов в городе отмечали 5000-летие, основываясь на датировке самых ранних поселений, найденных на территории Дербента. Однако в 2015 году Дербент масштабно праздновал свое… 2000-летие. Именно столько лет, по современным археологическим данным, он существует как городское поселение. Даже «помолодев» на 3000 лет, Дербент остается самым древним городом России. Он был известен в период античности, был частью Великого шелкового пути, переходил под власть различных государств, например, Персии и Арабского халифата; в 1722 году в рамках Персидского похода город посетил Петр I; в 1813 году по Гюлистанскому мирному договору Дербент был окончательно включен в состав Российской империи.

Вид на крепость Нарын-кала и спускающиеся к морю крепостные стены.

Дербент. Дагестанская область. 1880-е годы

Мужчины в бараньих шубах и папахах. Дагестанская область.

Конец XIX – начало ХХ века. Лезгины

Молодые люди в Мамедкалинском спортивном зале.

Миграционные процессы второй половины ХХ века значительно изменили этнический состав населения: город покинули почти все еврейские семьи, значительная часть армянских и русских. Большинство теперь составляют переселенцы из сельских районов южного и центрального Дагестана. Первое место по численности занимают лезгины (около 34% в 2010 году), второе, почти равное – азербайджанцы (32%), ощутимо присутствие табасаранцев и даргинцев.

Дербент. Дагестанская область. 1880-е годы

Лезгинку часто танцуют на эмоциях, особенно когда есть ощущение праздника и победы. Поэтому выпускной – идеальный повод! Мамедкалинские выпускники, приехавшие в Дербент отмечать окончание школы, не удержались и танцуют прямо на улицах столицы Юждага.

Традиционное для всего Дагестана блюдо хинкал представляет собой вареные в мясном бульоне кусочки теста, которые подают вместе с отварным мясом, чашкой бульона и соусами (сейчас самые популярные – томатный, чесночный или сметанный). Существуют разные варианты хинкала, которые принято отождествлять с тем или иным народом Дагестана: так выделяют аварский хинкал, даргинский, лакский и др. Различаются они размерами, формой кусочков и составом теста. Для лезгинского хинкала оно должно быть пресным, его тонко раскатывают и нарезают на небольшие квадраты. Такой хинкал еще называют тонким, правда считают его своим также и кумыки, что порождает затяжные кулинарные споры о его «этнической» принадлежности. Стоит отметить, что знают хингал и в Азербайджане, особенно популярно это блюдо в северных районах.

Сулейман Стальский. ДАССР. 1930-е годы

Государственный Лезгинский музыкально-драматический театр носит имя Сулеймана Стальского. В его истории большую роль сыграло бакинское общество лезгинских рабочих «Фарух». Первое представление было показано в 1905 году в Сураханах, оно же было представлено в селении Ахты в 1906 году. Возникли две, тесно связанные труппы: сураханская и ахтынская. Первая работала осенью и зимой, вторая – весной и летом. Сураханская труппа существовала до 1939 года. А ахтынская в 1949 году была переведена в Дербент. В театре шли классические и современные пьесы, популяризировался литературный лезгинский язык. Примечательно, что в Азербайджане тоже есть лезгинский государственный театр, открытый в 1998 году в городе Кусары.

Государственный лезгинский музыкально-драматический театр им. Сулеймана Стальского. Дербент

Репетиция новой постановки, затрагивающей острую социальную проблему – наркоманию. Государственный лезгинский музыкально-драматический театр. Дербент

В театре спектакли преимущественно идут на литературном лезгинском языке, в основе которого лежит гюнейский диалект (распространен в Магарамкентском, Сулейман-Стальском и Дербентском районах). Для носителей остальных лезгинских диалектов он менее понятен (хотя именно его изучают в школе как литературный язык). Когда труппа театра гастролировала в Азербайджане, многие местные лезгины приходили не столько смотреть постановку, сколько слушать другой вариант родного языка. Труппа театра выступает в разных лезгинских селах, иногда по приглашению лезгинских обществ в других городах России – например, недавно она была в Астрахани. Детские спектакли рассчитаны на юных зрителей всего города, поэтому проходят на русском языке.

Рынок. Дербент

В одном из уголков рынка продаются дагестанские вязаные изделия, в основном носки. Женщины, сидящие в торговом ряду, реализуют изделия разных мастериц, но вяжут и сами. Кроме того, они продают краски для пряжи и уже окрашенные мотки. Есть носки с лезгинскими, табасаранскими и кубачинскими узорами. Орнамент с розой на носке считается лезгинским, хотя вяжут его мастерицы разных национальностей.

На рынке Дербента прилавки с соленьями и мясные ряды традиционно считаются лезгинскими.

Дербентский базар – всегда бойкий и шумный, но в данный момент ряды оказались полупустыми, так как многие покупатели и основные торговцы – азербайджанцы-шииты – пребывали в трауре после поминальных ритуалов Ашуры.

Хозяева нередко называют свои магазины в честь тех сел, откуда они родом.